Главная » 2015 » Август » 6 » Информационная культура и типы информационного обеспечения
12:50
Информационная культура и типы информационного обеспечения

Мировой уровень развития информационной инфраструктуры – это и критерий, и требование, которые предъявляются к различным формам информационной деятельности.
С этих позиций можно говорить о соответствии или несоответствии существующих форм информационного обеспечения требованиям информационной культуры.
Информационные структуры у нас развивались под воздействием текущих политических, экономических, идеологических потребностей. Но наличие потребностей не означает, что их влияние адекватно формированию информационной культуры общества. Информационная культура нередко складывается вопреки текущим
потребностям.
С этой точки зрения особый интерес представляет рассмотрение общенациональных механизмов информационного обеспечения. Дело в том, что в их основе всегда лежит определенный конкретно формулируемый смысл.
Какой в итоге получается результат и отвечает ли он фундаментальным интересам общества – это и следует уяснить.
Считается, что информационное обеспечение адекватно лишь при условии его соответствия критерию истины. Однако, как уже отмечалось выше, практическое соответствие информации этому критерию – дело не простое. Информация о факте – это одно, а информация об интерпретации факта, понимании того, что стоит за фактом, – это нечто другое. Спецслужбы, например, создают факты, чтобы ввести в заблуждение своего противника. Под воздействием такого рода созданных «фактов» И.В. Сталин уложил на нары
или уничтожил бóльшую часть высшего командного состава Красной армии.
Одна из ключевых проблем – это соединение информации с научным знанием. Эта проблема встает все более остро. Дело в том, что
проблемы экономики, экологии, демографии, геополитики стали
предметом государственных решений. Правильное решение должно
основываться на выводах фундаментальной науки, на высокой теории. Однако как научный прогресс может включаться в систему информационного обеспечения принятия государственных решений?
Ответ на этот вопрос не так прост, как это может показаться на первый взгляд.

Каковы с этой точки зрения критерии адекватности информационного обеспечения? Можно выделить три таких критерия.
1. Способность системы обеспечения превращать информацию в
знание. Соответственно, наряду с обычным накоплением поступающей
информации необходимо формирование баз знаний, которые содержат
в себе не только факты, но и их классификацию и интерпретацию.
2. Способность системы раскрывать альтернативы возможных решений. Знание реальных альтернатив – это ключевая предпосылка
способности делать взвешенный выбор, умения предотвращать возможные его негативные последствия.
3. Информационное обеспечение должно исходить из определенной
парадигмы общественного развития. Решения, если они не имеют
стратегической цели, создают ситуацию случайности и неопределенности, хаотичную реакцию по методу проб и ошибок.
Информационная структура, даже будучи совокупностью лучших,
самых передовых технических и программных средств, сетей и системы профессиональной подготовки, не создает автоматически адекватную систему информационного обеспечения. Информация как
стратегический ресурс общества раскрывает свою эффективность
лишь при определенных условиях. С осмыслением этих условий
связано преобразование систем информационного обеспечения, в том
числе и органов государственной власти. По этому пути пошли информационные службы США, ФРГ, Франции и других стран, что
дало очевидный эффект в реализации их политической стратегии в
современном мире. При этом важно сохранение суверенитета над национальными информационными ресурсами. Глубинные сдвиги в понимании роли информации как стратегического ресурса требуют изменения общественного отношения к интеллектуальному и нравственному потенциалу страны. Общий разум должен иметь свой
практический эквивалент – национальный информационный центр
или центры, обрабатывающие основные потоки мировой информации в области естественных и технических знаний, социальных наук,
создающие информационный продукт, способствующий адекватному
пониманию современного мирового общественного развития.
Создание такого центра информации предполагает:
– осуществление целенаправленной кадровой политики, обеспечивающей укрепление авторитета национальной интеллектуальной элиты, профессионалов;
– создание механизмов информационного влияния, обеспечивающих синхронность поведения людей в соответствии с адекватной информацией.
Информационный прогресс имеет амбивалентный характер. Стихийное нарастание объема доступной человеку информации парадоксальным образом обнажает все большую информационную недостаточность для принятия решений по фундаментальным проблемам
жизнеобеспечения и безопасности общества.
Именно в этой области наблюдается ренессанс субъективных прозрений, а подчас и предрассудков, оказывающих воздействие на формы массового поведения. В ней нередко господствуют панацейное мышление, концептуальный плюрализм.
Утверждение концептуального плюрализма порождает представле ние о «четвертой власти». Согласно этому представлению, средства
массовой информации владеют умами людей. Считается, что они
способны сформировать любое общественное мнение.
В действительности это возможно лишь в условиях неадекватного информационного обеспечения. При наличии объективного просчитывания последствий ключевых государственных решений определяется тот оптимальный путь, который будет принят если не всеми, то большинством, поскольку он отвечает общенациональным интересам.
Если анализ оптимальных путей отсутствует, то видимость информационной обеспеченности создает многообразие, плюрализм мнений,
каждое из которых может претендовать на статус абсолютной истины.
Опыт показывает, что само по себе создание все новых информационных аналитических служб и центров не ликвидирует почву идеологических предрассудков, не решает проблему эффективности информационного обеспечения стратегического мышления.
В этой связи уместно поставить следующие вопросы: какая именно информация становится предпосылкой принятия государственным руководством адекватных стратегических решений; кем она может поставляться; как следует осуществлять ее системный анализ?
Для ответа на поставленные вопросы необходимо рассмотреть
типы информационного обеспечения, которые традиционно доминируют у нас в государственных структурах; их можно определить как
догматический, закрытый и прагматический. По видимости они исключают друг друга и в то же время могут сосуществовать друг с другом в общей государственной структуре, как бы компенсируя собственные слабости и односторонности. Выделение этих типов создает предпосылки понимания и сильных и слабых сторон действующего информационного обеспечения.


1. Догматический тип. Догматический тип информационного обеспечения складывается под воздействием доминирования идеологического менталитета.
Безоговорочная вера в истинность идеологических позиций создает стержневую установку сознания, определяющую отбор фактов. В этом заключена постоянная возможность фатальных ошибок стратегического мышления.
Догматический тип информационного обеспечения, как правило, ставит политическую волю выше многообразия социальной реальности, объективных возможностей и самой истины. Подчинение объективной истины и социальной реальности политической воле
кажется оправданным конечной целью достижения высшего общественного блага. Идеологическое сознание, утверждая непреложную необходимость самореализации своих основополагающих идей, играет роль мобилизующего социально-психологического фактора коллективного самовнушения. Оно оказывается наиболее продуктивным в условиях отсутствия противоречащей идеологическим установкам информации.


2. Закрытый тип. В условиях доминирования идеологизированной информации, как правило, возникает необходимость в закрытом типе информационного обеспечения. Закрытый тип информационного обеспечения выполняет помимо собственно информационной функции и функцию компенсации одностороннего идеологического видения действительности. Он дает представление об альтернативных типах интерпретации фактов.
В итоге в обществе складывается внутренне противоречивая система: открытая информация соответствует идеологическим установкам, основывается на отборе подкрепляющих их фактов; закрытая информация сообщает о неортодоксальных идеях и фактах, противоречащих установкам идеологической доктрины.
Такая дуалистическая система информации размывает почву целостного осмысления социальных процессов.
Потоки как открытой, так и закрытой научно-аналитической информации ни по отдельности, ни в совокупности не могут стать непосредственной предпосылкой принятия адекватных стратегических решений.
Показательно, например, что снятие грифов «для служебного пользования» с общественно@научной информации не дает готовых решений и не устраняет специфический государственный эзотеризм, встающий над общественно-научными знаниями. В условиях неэффективного информационного обеспечения кажется, что именно эзотерическая мудрость способна давать последнее толкование социальных явлений и проблем, обеспечивать принятие определенных государственных решений.


3. Прагматический тип. Сегодня мы имеем дело с позитивным в целом процессом утверждения прагматического типа информационного обеспечения. Он является реакцией на односторонности и
противоречия догматической и закрытой информации и отражает
потребности в специализированной информации различных государственных органов и ведомств, предприятий, конструкторскихnбюро, институтов, общественных фондов и организаций, частных фирм. К прагматическому типу информационного обеспечения
можно отнести отраслевую, специальную ведомственную информатехнических задач.
Прагматические информационные функции выполняют специализированные библиотеки при национальных и международных государственных организациях.
Для информационного общества характерно создание в различных сферах жизни машинных автоматизированных информационных форм обслуживания и принятия решений, систем искусственного интеллекта, обеспечивающих выбор оптимальных, с точки зрения достигнутого в мире знания, путей действий в конкретных
ситуациях.
Утверждение прагматического типа информационного обеспечения формирует такую психологию восприятия информации, которая
отторгает субъективность оценок. Прагматическая информация носит
объективный, внеперсональный характер. Вместе с тем она создает
предпосылки для адекватного осознания проблемы стратегического
мышления.
Это прежде всего вопрос о том, каковы предпосылки и какова
природа общественно@теоретического знания высшего уровня? Общества, в которых государственная политика определяется идеологическими мотивами, слабо ощущают ключевой характер этой проблемы, поскольку здесь стратегическое мышление, его содержание
кажутся совпадающими с общепризнанными идеологическими установками.
Однако идеология может создавать обманчивую видимость наличия правильного стратегического мышления. Идеологический коллапс, поскольку он не компенсируется осмысленным переходом к адекватному стратегическому мышлению, лишает общество конкретных исторических ориентиров и общих ориентаций государственной
жизни.


Специфическая функция научно-аналитической информации


Для того чтобы иметь адекватный информационный базис стратегического мышления, обеспечить естественный переход к общему государственному самосознанию, необходим научно-аналитический тип информационной службы, сориентированной на специфические запросы стратегического мышления. Ее пока не существует ни в одной
стране мира. Однако осознание принципиальной значимости такой информации приводит к качественным изменениям в работе государственных информационных служб.
Свидетельством этого, в частности, можно считать создание и успешное функционирование исследовательских служб конгресса США, а также германского бундестага, национального собрания
Франции.
Научно-аналитическая информационная служба – это не традиционная парламентская библиотека, хотя она и опирается на нее; это и не
справочная служба, хотя она имеет соответствующие банки справочной
информации по различным вопросам; это и не исследовательский институт, хотя научно-аналитическая работа осуществляется службой.
Научно-аналитическая информационная служба, с точки зрения присущей только ей одной функции, есть организационноаналитический центр, способствующий формированию любого
вида знания, необходимого для принятия правильного государственного решения.
Как научно-аналитический центр такая служба оперирует со знаниями особым образом: главная ее задача состоит в том, чтобы определить, какую цену придется заплатить обществу за то или иное принятое на государственном уровне решение, за тот или
иной закон.
Правильная постановка проблемы и соответственно реалистическая проработка альтернатив государственных решений обеспечивают высокую эффективность демократических процедур. Не лабиринт индивидуальных мнений, не субъективные попытки, опираясь на силу власти, занимаемого положения в государственной иерархии,
утвердить одно из них в качестве истины, не принятие компромиссных решений, удовлетворяющих большинство сейчас, но ведущих к тяжелым последствиям в перспективе, а объективное знание о реальных последствиях принимаемых решений придает демократическим процедурам то качество, которое превращает их в действенный путь
решения общенациональных задач.
Очевидно, что без профессионально организованной научно-аналитической информационной службы не может быть профессионально действующего парламента, а демократия неизбежно столкнется рано или поздно с собственной неэффективностью.
Следует еще раз подчеркнуть, что главная функция научно-аналитического информационного обеспечения – это не разработка «единственно верной» идеологической доктрины и не подготовка основополагающих речей для политических лидеров.
Научно@аналитическое информационное обеспечение является
необходимой составной частью системы государственного мышления, имеющей следующие основные ступени: правильная постановка назревшей проблемы; полная, насколько это возможно, информация о фактическом положении дел; анализ объективных возможностей ее решения; определение оптимальных путей формирования
социального субъекта, необходимого для превращения возможности
в действительность Информационное обеспечение, охватывающее эти основные ступени, не оставляет места для сомнительных прозрений, импровизаций и пустого краснобайства. Вместе с тем оно открывает реальные возможности объединения усилий государственного руководства и конструктивной оппозиции вокруг решений, соответствующих общенациональным интересам.
На собственном опыте мы уже узнали, что принятые демократическим путем решения, содержащие в себе стратегические ошибки,
могут приносить в современных условиях огромные разрушительные
для нормальной жизни общества последствия. Накопление даже «небольших» правильных решений, их последовательность дает значительный кумулятивный позитивный эффект.
В современных условиях, когда резко возросли взаимозависимости между всеми сферами жизни и частями общественного организма, роль интеллектуального фактора, определяющего оптимальный путь, свободный от неоправданного риска и приводящий к гармонии и стабильности жизнь общества, становится одной из самых приоритетных.
Для того чтобы этот фактор заработал в полную силу, чтобы преодолеть предрассудки «бескомпромиссной» борьбы, выйти к позитивным формам массового поведения, необходим высокий уровень информационной культуры.
Качество информационной культуры определяет новое содержание и эффективность механизмов формирования такого фактора, как общий разум. Общий разум – это не только совокупность принципов, обеспечивающих политический компромисс, предотвращение разрушительных социально-классовых, межнациональных и
межэтнических конфликтов, но и совокупность теоретических и
практических знаний, определяющих способность нации успешно
решать современные экономические, экологические, демографические, научно@технические и другие стратегические по своему характеру задачи.
В структуре информационной культуры общенациональный разум
обретает свой эмпирический эквивалент: это наличные банки знаний, экспертные системы, доступ к которым обеспечивается современными техническими возможностями.
Решение проблемы формирования и обеспечения доступа к «общему логосу» становится предпосылкой строительства оптимального образа жизни. Информационную культуру можно правильно понять лишь в этом качественно новом контексте бытия современного
человека.
Индустриальное развитие и научно-технический прогресс предопределили непрерывное возрастание могущества человека. Это могущество, без коррекции его информационной культурой, препризвана обеспечить всеобщие технологические ориентации, выработку универсальных кодексов применительно ко всем сферам практической деятельности. Иначе возникновение угроз для бытия человека может рождаться всюду, и эти угрозы нельзя идентифицировать с какой-либо естественной причиной. Они исходят от самого человека.
В свое время считалось вполне «нормальным», что население получает «отфильтрованную» информацию. Независимо от того, осуществилась ли такая фильтрация из благих или дурных побуждений, ее
результат был общим – это недоверие населения к официальной информации.
Информационная культура определяет не только качественно новые детерминанты общественного поведения, но и принципиально
новые требования к государственной информации. Государственная
информация должна следовать единой нравственной логике. Катастрофические последствия двойной нравственной логики информации
наглядно проявились в связи с аварией на Чернобыльской АЭС. Поскольку ход общественного развития создает все новые и новые зоны
повышенного риска, высокая информационная культура, создание
систем надежной и оперативной информации становятся стратегическими факторами адекватного государственного управления. Если не
будут преодолены двойные стандарты в сфере информации, то общество будет во многом не готово к тем требованиям, которые предъявит XXI в. к системе производства и общественной жизни.
В этом контексте принципиальное значение приобретает различение формирования информационной культуры и стихийного информационного развития.


Категория: ИНФОРМАЦИОННАЯ КУЛЬТУРА И ЦЕЛЬНОЕ ЗНАНИЕ | Просмотров: 128 | Добавил: retradazia | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar