Главная » 2016 » Март » 20 » Истина разума
14:52
Истина разума

6. Истина разума

Однозначность истины как исходный принцип логики когнитивизма
не позволяет соединить релятивность смыслов естественного мира и
абсолютность цивилизационных смыслов. Аналогичным образом воз@
никает теоретический разрыв между истиной биологических основа@
ний жизни человека и требованиями социальной психологии. Возни@
кает и специфическая «пропасть» между внутренней самооценкой че@
ловека и его «отражением» в сознании других. Встают проблемы
определения приоритетов: каким импульсам должен следовать чело@
век – инстинктам жизни или нравственным требованиям; своей по@
зитивной самооценке или оценке социума? Как определять ценность
своей жизни? Ответ на этот ключевой вопрос зависит от выявления
приоритетов.
Определение приоритетов – это прерогатива Разума, знающего
критерии выбора как совпадения этического с трансцендентальным,
т. е. универсальным в человеческом смысле. А это требует признания
приоритета совершенствования внутреннего духовного мира человека
в определении им истины своих действий во внешнем мире,
т. е. правильной постановки целей жизни и нахождения адекватных
средств их достижения. Когнитивизм рассматривает цель и средство
сами по себе, вне их духовного контекста. Игнорирование когнити@
визмом специфики гуманитарного знания порождает негативную ре@
акцию на его методологию. Вместе с тем под прицелом «артиллерий@
ского огня», открытого по когнитивизму, оказались такие понятия,
при разрушении которых происходит разрушение и самих оснований
гуманитарного знания. Характерным в этом отношении является раз@
вернутое и многоцелевое выступление Джефа Коултера. Коултер вы@
двинул 25 тезисов против когнитивизма17. Но при этом подчас он не
учитывает специфики когнитологического видения реальности. Его
решительная критика когнитивизма соседствует с деструкцией теоре@
тических оснований разума. Когнитология теряет почву, если теория
отрицает реальность разума. Без разума невозможно «двойное виде@
ние» реальности. Реальность становится «плоской», совпадающей с ее
поверхностным сенсорным восприятием.
В этом и состоит серьезный «пробел» в позиции Коултера.
Лейтмотив тезисов Коултера заключается в том, что «Разум» трудно
определить: это либо продукт воображения, либо идиоматическое вы@
ражение. «Что у тебя на уме?», «Это пролетело мимо моего ума», «Я
не могу выбросить из своего ума», «Напряги свой ум» – такие вопро@
сы и суждения, считает Коултер, свидетельствуют о том, что «разум»
имеет множество вариантов использования, ни один из которых не
может быть отнесен к единой реальной ипостаси. Иными словами,
Коултер готов признать реальность разума только в том случае, если он окажется эмпирически и однозначно фиксируемой, т. е. вещной
сущностью. И поскольку «разум» не является вещной эмпирической
сущностью, он не может быть функционально зависим от какой@либо
другой вещной сущности, такой, например, как мозг. «Мозг» – это
имя телесного органа, действие которого, процессы и состояния по@
зволяют нам как личностям вести себя определенным образом. Но в
этом случае описание ментальных предикатов оказывается локальным
атрибутом личности, а не реального (физического) ментального ком@
понента.
Такова «логика» Коултера. Однако эта логика «бьет» мимо цели.
Разум имеет две ипостаси. Первая – это заложенная в объективной
реальности потенциальная возможность и действительность гармо@
нии вещей, гармонии отношений человека со своим вещным окруже@
нием и гармонии человека с человеком. Вторая ипостась – это спо@
собность человека как субъекта своей активностью формировать гар@
моничные отношения и совершенствовать их.
Очевидно, что восприятие ума на бытовом уровне не имеет отно@
шения к истине когнитологического понимания разума. Разум отли@
чается от рассудка, который является способностью соотносить цели
с реальными средствами их достижения.
Выдвигая свои тезисы против разума, Коултер попадет в созданную
им самим ловушку: понятие «личность» (person) встречается с такими
же трудностями, что и понятие «разум». Что мы относим к понятию
личности – все тело или мозг, а быть может, выражение глаз? Или это
нечто невидимое – нравственные качества, интеллектуальные способ@
ности? Но тогда мы возвращаемся к признанию реальности «разума».
Стало быть, если нет «разума», то нет и «личности».
Личность мы «схватываем» когнитологнически путем «двойного
видения». Личность – это не только тело и мозг, но и определенные
духовные качества, которые находят свое эмпирическое проявления
в отношениях с другим и другими, в поступках и образе жизни.
Смысл поступков мы расшифровываем с помощью категории интен(
циональности, которая соединяет субъективность и объективность.
Разум как раз и присутствует в различных формах этого соединения.
Что касается нервной системы, то она «работает» по законам физио@
логии мозга. Здесь уместна аналогия с действием зеркала. Можно
сделать тончайший химический анализ стекла, а также и серебряно@
го слоя, на который оно положено, однако мы не сможем найти та@
ким путем всего многообразия образов, которые фиксирует зеркало.
Образ объективен, но в нем нет ни грана стекла, ни грана серебра.
Это – совсем иная реальность.

Коултер признает, что функционирование нервной системы не
имеет интенциональности в том смысле, в каком его понимал Брен@
тано: существуют мысли о чем-то, и существует сознание чего-то, но не существует «нервного вещества» чего@то. Если вы возьмете чашку
и наполните ее кофе, то получите чашку кофе.
Вы можете выпить кофе и остаться в руках с чашкой. Однако вы
не можете иметь мысли об Х, убрать Х и все еще иметь «мысль»! Это
так, но как в таком случае можно сопоставлять материальные процес@
сы мозга с концептуальными процессами Разума? Это – вещи хотя и
связанные, но неидентичные, как неидентично чувственное цветовое
восприятие радуги человеком и интеллектуальное восприятие разных
длин световых волн, которые и лежат в основе цветов радуги. Цвет
возникает в соединении свойств человека, его способности к чувст@
венному восприятию света и физических свойств световых волн. Вол@
ны сами по себе цвета не имеют. Цвет – это «третья» реальность,
т. е. не материальность сама по себе и не идеальность сама по себе, а
их соединение и рождение новой реальности.
«Третья» реальность – это ключ к объяснению многих «странно@
стей» цивилизационных явлений.
Преодоление редукционистских тенденций когнитивизма особен@
но необходимо в тех сферах гуманитарного знания, которые устанав@
ливают реальность внутренних и внешних проявлений смыслов как
детерминант поведения человека.
С точки зрения когнитивизма обнаружение различия смыслов во
внешних и внутренних проявлениях человека может воспринимать@
ся как «ненормальность», «парадоксальность» человеческого бытия.
Однако с точки зрения реальности единственности, а стало быть, и
абсолютности смысла субъективности и реальности релятивных смы@
слов объективности, которые «соединяются» в реальном бытии субъ@
екта, такое различие смыслов представляется закономерным, как путь
достижения когнитологической истины.
Более того, оно оказывается единственным путем достижения ког@
нитологической истины.
На самом деле без понимания совпадения эмпирического и транс@
цендентального невозможно прояснить, каким образом в отдельном
индивиде происходит реальное воплощение абсолютных ценностей,
как отдельный индивид может превращаться в общий ориентир пра(
вильной нравственной и социальной жизни. Такой индивид есть види@
мая объективная истина, универсальная сингулярность.
Универсальная сингулярность – это опора правильной жизни, эм@
пирическая компенсация отсутствия определенности абсолютных
ориентаций в сферах внутренней и внешней трансценденций.
Когнитологическая истина соответствует определению правильно@
сти как совпадения реалий жизни и универсальных принципов, соот@
ветствия реализации принципов объективной истине фактов. При
совпадении этих истин результатом действий субъекта становится
практический успех цивилизационной жизни человека.

Это значит, что в своей разделенности или даже противоположно@
сти истина принципа и истина факта сами по себе не ведут к полной
реализации цивилизационной цели. Истина универсальных принци@
пов рождается в движении субъекта внутрь самого себя вплоть до
трансцендентального видения универсальности категорий свободы и
равенства в качестве истин, соответствующих сущности человека как
человека. Но подтверждение этих истин происходит в фактическом
состоянии истории, в ее движении к реализации универсальных
принципов как своей конечной цели.
Истина универсального принципа либо подтверждается историче@
скими фактами, либо не подтверждается. С другой стороны, фактич@
ность истории, если она противоречит истине универсальных прин@
ципов, не может быть признана разумной.
Субъект может быть эмпирическим воплощением когнитологиче@
ской истины, но он может быть и ее отрицанием. Он, таким образом,
и становится воплощенным критерием. Как критерий он начинает
играть роль навигатора в массовом сознании.
Как навигатор субъект обладает автономией в формировании ори@
ентаций. Они могут быть выражением здравого смысла, общеприня@
тых интересов, но могут казаться и отрывом от реальных жизненных
потребностей. К их числу можно отнести и хобби. Между тем в ие@
рархии смыслов индивид может отдавать приоритет именно хобби.
Лишение человека возможности заниматься хобби в этом случае
совпадает с разрушением «подлинности» смысла его личной жизни.
Автономное формирование смыслов, находящихся вне рамок и по@
требностей реальной цивилизационной жизни, – это специфическая
когнитологическая сфера свободы, которая является питательной
почвой когнитологической метафизики, кажущейся отклонением от
истины разума.


Категория: ИНФОРМАЦИОННАЯ КУЛЬТУРА И ЦЕЛЬНОЕ ЗНАНИЕ | Просмотров: 52 | Добавил: retradazia | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar